Национальные окраины в политике Российской
империи и русской общественной мысли

Польша

П.К. Польская автономия // Окраины России,1906. №16-17. С. 250–251

10 апреля от имени и за подписью 46 депутатов поляков, членов Государственное Думы, внесен в Думу законопроект об автономии Царства Польского. Ниже читатели найдут полный текст этого законопроекта.
  Итак, поляки решились объявить открытую войну Русскому Государству. Что же, - быть может, это и лучше, потому что скрывавшийся в подполье интриг, козней и заговоров польский враг раскрыл, наконец, свое лицо.
  Наша газета немало своего места посвятила польским делам и настроениям, готовившим это преступное и дерзкое покушение поляков на единство и целость России, гарантированные Основными законами, изменения которых решительно изъяты из ведения Думы и, казалось бы, должны быть освобождены от ее разглагольствий.
   Читатели «Окраин России» знают, что в первом номере за этот год мы указывали, что «в наступившем году предстоит борьба с идеей польской государственности». Это было давно вполне ясно для нас, но этого не хотела видеть большая часть нашей печати.
Недавно еще русская либеральная печать твердила о полной лояльности поляков, считающих уже химерою сам мысль о каком бы то ни было обособлении хотя бы только чисто польских земель. «Кадеты», вступившие в договор с поляками еще до созыва Госуд.Думы, прикидывались сначала, что не видят опасности для России и русского народа в претензиях поляков. «Освобожденская» печать распиналась за поляков, а г. Шарапов в Москве носился с мечтами о каком-то русско-польском братстве. Поляки еще четыре-пять лет тому назад старались при каждом удобном случае уверять, что все мечты об «автономии» давно похоронены ими, сданы в архив, и что нужны полякам только «равные права», нужно введение земств, приравнение их края к остальным губерниям России «по правам». А теперь те же поляки объявили войну русской школе, пробовали уже такую войну с русским судом, готовятся к борьбе с русской администрацией – и ныне громко заявили требование предоставить им особую государственность.
  Стоит лишь прочесть первый пункт «законопроекта», чтобы убедиться, что «автономия» лишь начало, лишь зародыш задуманного дела. А дел идет о разложении России и восстановлении польского государства над русским народом. И это главная задача, первая забота поляков!
   В самом деле, в первом же параграфе «законопроекта» об автономии сказано: «территорию Царства Польского составляет край, существующий под этим названием в границах, определенных в 1815 г.»
  Кто же определил эти границы? Быть может, подумаете, что это сделано в каком-либо договоре с Польшей или хотя бы международным Венском трактате. Но такого договора с поляками не было, а в Венском трактате 1815 г. и в сепаратных договорах России с Пруссией и Австрией не сказано ни слова об этом, там даже нет названия: «Царство Польское». Там в I параграфе сказано буквально следующее:
  «Герцогство Варшавское, за исключением тех областей и округов, которым в нижеследующих статьях положено иное назначение, навсегда присоединяется к Российской империи. Оно в силу своей конституции будет в неразрывной с Россией связи и во владении Е. В. Императора Всероссийского, наследников его и преемников на вечные времена. Его Императорское Величество предполагаем даровать, по своему благоусмотрению, внутреннее распространение этому государству, имеющему состоять под особенным управлением. Его Величество, сообразно с существующими в рассуждении прочих его титулов обычаем и порядком, присовокупить к ним и титул Царя (короля) польского!»
   Вот и все! Ни перечисления пределов и областей, ни определения восточных и юго-восточных границ, разграничивающих Польшу от России, нет в акте. Недаром популярный и авторитетный у поляков профессор Ашкенази недавно принужден был доказывать, что «право королевства польского на народную политическую самостоятельность не вытекает из прав, признан
Стр.251
ных на Венском конгрессе» («Окр.России», № 9, стр.146).
   Значит, ссылка на 1815 г. имеет в виду конституционную хартию, данную императором Александром I 15 ноября 1815 г. В ней первый раз употреблено название: «Царство Польское», но там нигде нет ни одного слова о границах территории Царства Польского, учреждавшегося по милости Русского Царя.
   Почему же понадобилась полякам теперь же, при том в самом первом параграфе законопроекта об автономии, заявить о территориальной цельности будущей Польши? Ответ нетруден: полякам нужно господство над Холмской Русью, над русским народом Подлясья, над литовцами Сувалкской губернии… Поляки – «народ государственный», кричат их вожди и думают: «русские сами разрушают свои Россию, - пусть же будут нашими слугами» …
  Мы не будем пока говорить об остальных пунктах этого дерзкого акта. Даже кадетская «Речь» недовольна им и всем поведением поляков, видя, что они зашли слишком далеко. Даже верные холопы польской панской политики, оправдывающие себя наивными мечтами о каком-то братстве с поляками и их демократизации, начали понимать, что поляки вновь начинают борьбу с русской государственностью.
Мы разъяснили уже на наш взгляд на всю сущность тысячелетней борьбы между польской и русской государственностью *). Поляки уничтожили русскую государственность, нарождавшуюся в Русско-литовском княжестве путем так назыв. «унии Польши с Литвой и Русью», они пытались уничтожить и восточную русскую государственность в смутные годы XVII века, когда чуть было не посадили на престол московских царей королевича Владислава. История решила иначе: польская государственная идея оказалась нежизненной, основанной на насилии над русским народом, и погибла. Россия после разделов Польши лишь восстановила права русского народа на самостоятельность и отобрала только русские земли. Но мечтатель и своеобразный гуманист император Александр I, сам, своей волей, создал Польшу, дав ей титул Царства Польского, и спас поляков от гибели в немецком море.
  Известно, как поляки за это отблагодарили Россию, и как кровью русских воинов пришлось заливать пожар польских мятежей 1831 и 1836 гг. Понятно, что России пришлось взять назад все конституционные хартии, когда-то ей данные в пору мечтаний Александра I. Казалось бы, и речи не могло бы быть теперь о каком бы то ни было поползновений поляков на автономию. Но выходит иначе: поляки вновь хотят начать кровавую борьбу за права государственные с русским народом. А двум государственностям – русской и польской – существовать вместе нельзя, как доказала это вся история. Борьба, так борьба… Но да помнят поляки, что в этой борьбе пощады уже ожидать невозможно…
   Они, впрочем, и сами не надеются на принятие даже нынешней Думой их законопроекта об автономии, как признается в этом даже варшавский орган польского «коло». Так почему же внесли его? Он нужен, как средство дальнейшей агитации, как исходный пункт интриг.
   «Счастлив народ, который, как каменная стена, смело и уверенно в себе, не растрачивая сил, шествует в историческом походе и шаг за шагом берет все новую добычу. Но беда тому народу, которые, имея могучие, скрытые силы, очутится в положении, кода бы он мог многое получить, но удовольствуется малым. Тогда история ему отомстит. Развитие будет задержано, и внутренняя дезорганизация станет подтачивать его существенно!» - Эти мысли высказывает один польский политический писатель, имея в виду поляков и соблазняя их советами требовать теперь же от России полного восстановления польской государственности, даже с войсками…
   Но эти именно мысли с полным правом могут быть применены и к Русскому народу. Неужели он, полный сил, имеющий за собой великий исторический подвиг, испытавший на своей спине, что значит польская государственность, даже восстановление Польше, купивший своей кровью и победами над Европой в 1812 г., которая выслала Наполеона, имевшего в своих рядах и польские войска, на Москву, расплатившийся за эту мечту о братстве с поляками опять-таки своей кровью в 1831и 1864 г., - неужели он не встанет, как один человек, и не закричит полякам: «руки долой! не сметь касаться моего единого, цельного Государства! Не сметь отнимать у меня право хозяина в мною созданном доме, именуемом Россией?...»
П.К.

Автор: П.К.