Национальные окраины в политике Российской
империи и русской общественной мысли

Западный край

Россия будущего. Самодержавие и самоуправление

Шарапов С.Ф. Россия будущего. Самодержавие и самоуправление. // Шарапов С.Ф. Избранное. / Библиотека отечественной общественной мысли с древнейших времен до начала XX века.  М.: РОССПЭН, 2010. С. 48 – 50.

<…>Относительно Северо-Западного края необходимо усвоить ту точку зрения, что хотя край этот и русский, но что белорусское племя, его населяющее, составляет по языку и нравам нечто среднее между коренными русскими и поляками. В то время, как малоросс необходимо тяготеет к России и культурная его сила уходит в великорусское море (Гоголь), белорус одинаково легко обращается и в русского, и в поляка, тяготея культурно более к последнему (Мицкевич, Сырокомля, Оржешко, множество польских поэтов и писателей из Белой Руси и Литвы). Это создает в Литве и Белоруссии культурную борьбу, в Юго-Западном крае фактически уже законченную в пользу русского элемента. Затем необходимо помнить, что в польско-русской культурной борьбе, в Литве и Белоруссии, у центральной государственной власти нет никакой возможности ни помочь, ни помешать какой-либо из сторон. Всякое внешнее угнетение польского элемента, глубоко несправедливое и противное русскому чувству само по себе, кроме того, как уже доказано опытом, приводит к прямо противоположным результатам, усиливая гонимый элемент и нравственно обессиливая покровительствуемый. Русское дело до тех пор собственно и цвело в Литве, пока русский элемент был предоставлен самому себе или угнетался, то есть находился в нынешнем положении поляков. Ополячение Литвы и Белоруссии пошло особенно сильно не до разделов Польши, а после них.
При земской автономии Литвы и Белой Руси русская культура и язык имеют все шансы, естественно, взять верх и совершенно упразднить польский элемент особенно, если будет проведена между Польшею и этой областью таможенная черта, чем Литва отрежется экономически от польских промышленных центров и войдет в район центров великорусских. При русском языке в школе, администрации, суде и самоуправлении, при порядках и законах, одинаковых с имперскими, для польской культуры фактически не будет места, и она естественно ослабнет, особенно если будет поведена борьба не против польского элемента как такового, а против Римской церкви и духовенства. Католическое исповедание должно, разумеется, быть свободно, как и во всей Империи, но латинское духовенство не должно быть организовано ни снабжено государственною властью. Для правительства всякий иноверный клир повсюду, кроме Финляндии и Польши, должен представлять частных людей, духовное достоинство коих признается только сторонниками того или другого вероучения. Все акты гражданского состояния иноверцев должны регистрироваться нотариальными или полицейскими учреждениями, как это принято для наших раскольников и сектантов. Разумеется, должна быть сохранена полная свобода богослужения и отменены все ограничительные меры для иноверцев, отнято лишь право пропаганды и государственная поддержка.
Тогда само собою католичество начнет падать, особенно при усилении старокатоличества, и мало-помалу исчезнет вовсе.
Гораздо серьезнее для Литвы и Белоруссии вопрос еврейский, который необходимо урегулировать, а также вопрос об иностранной колонизации, которая здесь должна быть безусловно воспрещена, даже в смысле временного пребывания долее известного срока.
В высшей степени желательно при организации самоуправления, специально в этой области, дать преобладание крестьянскому элементу перед элементами городским и частновладельческим. Это будет вернейшее средство поднять русский элемент.
Но если бы тяготение Белоруссии и Литвы к Польше оказалось настолько сильным, что польский язык и культура стали бы одолевать русские, с этим явлением необходимо примириться. Ждать этого трудно, вернее, что Литовско-Белорусская область будет двухкультурною, то есть польско-русскою, наподобие того, как Финляндия представляет культуру двойную, шведо-финнскую. Восставать против этого искусственным путем, особенно же насилием, и несправедливо, и неосмысленно. Нынешняя польская часть населения не виновата же в том, что несколько веков Литва и Белая Русь были в государственном союзе с Польшею, оставившем такой глубокий след. Пусть эта культурная борьба мирно ведется в области, не мешая жить и работать как исконному русскому, так и ставшему уже коренным там польскому населению. Наконец, с более широкой, славянской, точки зрения, и самого этого вопроса о культурной борьбе между славянами по справедливости и не должно бы существовать вовсе. <…>


Автор: Шарапов С.Ф.